Казаки... Одиннадцать казачьих войск... Современники называли их одиннадцатью жемчужинами в блистательной короне Российской империи. Донцы, кубанцы, терцы, уральцы, сибирцы, астраханцы, оренбуржцы, забайкальцы, семиреченцы, амурцы, уссурийцы. У каждого войска была своя история - у одних не менее древняя, чем само Российское государство, у других недолгая, но тоже славная. Когда казаки на своих легких стругах или «чайках» выходили в море, трепетало побережье султанской Турции и Ирана. И редко галеры и «каторги» могли устоять против казачьих флотилий, доводящих дело до жестокой и беспощадной абордажной схватки.

А когда окруженные многократно превосходящим численно неприятелем казаки садились в осаду, то показывали себя настоящими мастерами минной войны, и об их казачьи хитрости разбивалось искусство иноземных мастеров осадного дела. Сохранились прекрасные описания обороны города Азова, который девять тысяч казаков умудрились почти без потерь захватить, а потом удержать, отбиться от 250-тысячной турецкой армии... Они были не только «природные конники», они были природные воины, и им удавалось все, за что они брались.

Последними во всей России казаки сохранили старинный рыцарский принцип «службы за землю» и собирались за свой счет «конно и оружно». Последние русские рыцари... «Молча, в величайшем сознании своего долга перед Родиной, несли казаки свои тяготы по снаряжению на службу и гордились своим казачьем именем. В них было прирожденное чувство долга», - писал современник. Казаки участвовали во всех войнах России. Когда армии шли вперед, они были впереди армий, «освещали» местность, вели разведку, наводили панику в тылу противника; когда наши войска отступали, казаки прикрывали их отход, раскинув непроницаемую завесу своей казачьей лавы.

И в XX в., когда траншеи и колючая проволока опоясали линии фронта, они проявили себя наиболее стойкими, умелыми воинами. Их полки не знали дезертирства, не знали, что такое «попасть в плен». А когда казаки все-таки прорывались в тыл противника и там рейдами и налетами кромсали вражеские коммуникации, то сами пригоняли сотни пленных. Меньше известна, как бы за кадром остается обыденная тяжелая пограничная служба, которую несли казаки. От вод Ботнического залива до бес­крайнего простора Тихого океана держали казачьи заставы границу. Финские снега, болота «западных пределов», опаленная бессарабская степь, пустыня и субтропики Закавказья, пески Средней Азии, бесконечная пограничная линия через всю Сибирь до Амура и по Амуру - все это места казачьей службы, усеянные казачьими костями. Многие великие писатели, поэты, художники, композиторы воспели казаков и казачество. Привлекали их казачья удаль, любовь к Родине, сочетание вольности и воинского долга. И сами казаки вырастили в своей среде знаменитых писателей, поэтов, художников.
В отличных от других условиях жизни зародилась особая, своеобразная культура, впитавшая лучшие достижения соседей и породившая свое, самобытное.

Вся Россия делилась тогда на сословия и не было ни одного человека вне сословий. Государство строго регламентировало права и обязан ности казаков, присущие и вмененные им именно как сословию.
Но в то же время абсолютно объективно, независимо от законодательства или воли правителей, шел процесс складывания на казачьих землях особых сообществ, отличающихся от других стереотипом поведения, выработавших свою самобытную культуру, особенности языка, и - что важно - эти сообщества видели и осознавали эти отличия, у них складывалось осознание себя отдельным, отличным от других народом.
Процесс этот был прерывист, в некоторых местах отличия размывались. Но постепенно сложились как субэтносы (зачатки нации) донские казаки, кубанские казаки (хотя у них четко прослеживалось различие между украиноязыч­ными «черноморцами» и русскоязычными «линейцами»), терские казаки, уральские казаки...
Ни один народ не появляется сразу неизвестно откуда и не существует вечно. Всегда и повсеместно идет незримый процесс создания и развития новых народов (этносов), которые вбирают в себя и состоят из малых народов (субэтносов).Отличающиеся по ряду признаков субэтносы, каковыми являются донские казаки, кубанские казаки, терские казаки и др., объединяются в единый этнос -казаки- неотъемлемую часть великого русского народа. Процесс этот далек от завершения, но его нельзя игнорировать.

Возрождающейся России, конечно же, нужны ее наиболее боеспособные и дисциплинированные сыновья. Безопасность границ Отечества и укрепление обороноспособности страны - важнейшие проблемы современности. И сами казаки, чья малая родина либо граничит с «горячими точками», либо сама стала «горячей точкой», ясно видят и осознают свое единство со всей Россией и только в укреплении России видят выход из напряженной обстановки на местах. Начавшееся возрождение казачества не прошло мимо внимания государства.

История взаимоотношения государства и казачества не была бесконфликтной. Активное участие казаков в Смуте (которое все же закончилось тем, что казаки изгнали интервентов и приняли деятель­ное участие в установлении новой династии), восстания Разина, Пугачева, Булавина — все это показывает, что вольница шла на службу России тернистым и сложным путем. Всем известно, что подавляющая часть казаков не восприняла новую российскую власть в лице большевиков и в кровопролитной борьбе понесла непоправимые, невосполнимые потери. Казачьи войска были ликвидированы, цвет казачества погиб, десятки ушли в эмиграцию.

Но непреложным законом является и то, что в трудные для Родины минуты казаки забывали былые трения и конфликты и шли защищать Россию. Как бы больно и несправедливо ни наказывала мать ребенка, но она - мать. И казаки беззаветно любят свою Родину.

В единстве страны — залог процветания ее народа. Казаки, верные сыны России, несут и готовы впредь нести службу по охране ее рубежей.